Красивые поздравления

Новогодняя сказка «Рождественское чудо»

Новый год — это такой праздник, когда случаются не просто чудеса, а настоящие сказки. Ведь это время волшебства и сказочных чудес, время , когда можно загадать желание, и если очень-очень его желать, то оно обязательно исполнится. Главное, в это верить.

Главное, ждать чуда в новогоднюю ночь, и оно обязательно с Вами произойдет. И новогодняя сказка от Алекса Роберта, которая понравится и детям, и взрослым, рассказывает нам такую сказочную историю, которая случилась…А  впрочем, читайте сами и наслаждайтесь доброй и чудесной историей, которая произошла под Новый год. Итак, однажды…

Рождественское чудо

Зима, к огромной радости детворы и отчаянию дворников, выдалась заснеженная. Благодаря этому парк на окраине города стал очень популярным местом: здесь можно было пройтись на лыжах, построить ледяную крепость, покататься на коньках по замерзшей глади пруда, слететь с накатанной крутой горки или просто поиграть в снежки.

 

В один из солнечных, декабрьских деньков мальчишки слепили снеговика: три снежных кома, да пара сухих веток вместо рук – все, чем наградили его дети – ни глаз, ни носа. Зато придумали для него прозвище – дядя Гоша. Возможно, снеговик так бы и остался слепым, бесчувственным истуканом, если бы рядом не появилась добрая маленькая душа. Восьмилетнюю девочку с двумя русыми косичками, забавно торчащими из под вязаной шапочки, звали Тося. Она взяла шефство над дядей Гошей, и первое что придумала – принесла из дома две крупные пуговицы, морковку и старую мамину помаду. Из всего этого она соорудила глаза , нос и подрисовала рот. Теперь снеговик мог оценить красоту окружающего мира. Этот удивительный мир наполненный весельем, радостными детскими голосами, играми и забавами произвел на дядю Гошу сильное впечатление. Он полюбил его всей своей чистой, как только что выпавший снег, душой. Даже когда кто-то из расшалившихся мальчуганов начинал кидать в него снежки, он не обижался и не сердился. Жизнь дяди Гоши омрачало лишь одно — несбыточное желание поиграть с детворой, скатиться на санках с горки или просто поговорить. Единственными его собеседниками были птахи: воробьи и синички, прилетавшие на соседнее дерево поклевать хлебных крошек и семечек из большой пластиковой бутылки, приспособленной под птичью кормушку заботливой рукой Тоси.

 

Жаль, что люди не слышат снеговиков и не понимают языка птиц.

 

Тося, хоть и не слышала его, все равно сделалась для дяди Гоши самым верным другом. Не то чтобы ей не хватало живых друзей и подруг, просто ей нужен был кто-то, кому можно безбоязненно поведать свои печали и секреты, а кто может лучше выслушать, чем безмолвное изваяние из снега? А печаль у нее была: не так давно ее мама разошлась с отцом. Тося любила обоих и очень переживала разлуку с папой. Может поэтому она, прежде чем пойти играть со сверстниками, считала своим долгом подойти к дяде Гоше, заботливо поправить ему покосившийся морковный нос или съехавшие пуговицы — глаза. Однажды, она принесла и надела на снеговика старую шляпу и шарф.

 

- Зачем дяде Гоше теплые вещи?! – смеялись подружки, — Он сам весь из снега, ему не холодно!

 

- Ничего, вы не понимаете! – отвечала Тося, бережно расправляя повязанный шарф — ему по ночам зябко и одиноко.

 

«Какая, внимательная девочка, — размышлял снеговик, — жаль, что я ничем не могу отблагодарить ее! Даже мое «Спасибо!» она не слышит!»

 

Вечерами, когда парк пустел, а в близлежащих многоэтажках загорались теплым светом окна квартир, снеговик придавался мечтаниям. Он представлял себя сидящим на уютной маленькой кухне, вместе с хозяевами, потягивающим из кружки свежий душистый чай. «А ведь за одним из этих окон живет Тося!» Иногда  дяде Гоше казалось, что девочка подходит к окну улыбается и машет ему рукой. При этих радужных мыслях в его глянцевые глаза-пуговицы блестели ярким огнем, а на душе становилось теплее.

 

Наступил Новый год! Всю ночь в парке не прекращалось веселье: взрослые и дети запускали фейерверки, пели, жгли бенгальские огни, смеялись, поздравляли друг друга, желали счастья даже совершенно незнакомым людям. Да и сама ночь от изобилия салютов и праздничной иллюминации превратилась в разноцветный день.

 

Снеговику тоже «досталось». Его осыпали серпантином, обмотали мишурой, а какой-то шутник даже попытался угостить шампанским. Дядя Гоша был в полном восторге, он светился от счастья, его нарисованная улыбка казалась еще шире еще дружелюбнее.

 

Ближе к вечеру первого январского дня прибежала Тося. Сказать, что она была в хорошем настроении – значит не сказать ничего – она прыгала, смеялась, что-то напевала. Причина ее радости выяснилась быстро.

 

- Дядя Гоша, сегодня приезжал папа! Смотри, что он подарил мне на Новый год! – Тося сняла варежку и задрала рукав.… На ее тонком запястье красовались изящные часики на блестящем позолоченном браслете. Девочка тут же приложила их к уху, будто проверяя — ходят ли? Что мог сказать снеговик? Часики и вправду были хороши.

 

- Ладно, дядя Гоша, я полетела… меня ребята ждут! – словно быстрокрылая ласточка Тося побежала на горку, к друзьям. Ее задорный смех долго разносился по округе, а снеговик остался одиноко стоять на своем бессменном посту.

 

Незаметно наступили сумерки. Вдоль парковой аллеи зажглись фонари. Дети, подгоняемые родителями, начали расходиться по домам. Вдруг, дядя Гоша отчетливо услышал плачь Тоси. Девочка что-то искала у подножия горки – она ходила кругами, всматривалась под ноги, время от времени присаживаясь и разгребая руками снег. Но тщетно – по ее опечаленному виду, снеговик понял, что она потеряла какую-то очень ценную вещь – «Неужели часики?» Догадка эта оказалась верна: увлекшись игрой с друзьями, Тося не заметила, как расстегнулся браслет и, часики соскользнули с руки. Когда заплаканная девочка подошла, ледяное сердце дяди Гоши сжалось – так ему было ее жаль, но помочь Тосе он был не в состоянии.

 

Три дня после этого девочка не выходила гулять. Ее отсутствие в парке сразу заметили шумные воробьи.

 

- Чив-чив-чив! Где Тося? – спрашивали они наперебой у снеговика.

- Тося дома, у нее беда – грустно отвечал дядя Гоша.

- Чив! Какое горе?

- Она потеряла позолоченные часы – подарок отца! Вы везде летаете, может видели?

- Чив-чив! Нет, мы не видели…

 

Разговор закончился. Птахи разлетелись.

 

На четвертый день появилась Тося бледная, грустная, осунувшаяся. Она, как раньше здоровалась и разговаривала со снеговиком, подсыпала семечки в птичью кормушку, но все это она делала без обычного задора, без огонька. Девочка еще сильно переживала.

 

В канун Рождества к дяде Гоше прилетел маленький воробушек по кличке Шустрик. Он так торопился, что чуть со всей скорости не врезался в голову снеговика. Кое-как приземлившись, Шустрик едва переводил дух от возбуждения и быстрого полета.

 

- Чив-чив! – пытался он что-то сказать, но слова еще застревали в горле, — чив-чив!

- Хватит пищать, говори толком! — с напускной строгостью пожурил воробья дядя Гоша.

- Чив-чив-чив! Я видел! Чив-чив! Я нашел! – к воробью возвратился, наконец, дар речи и он нахохлился и надулся от важности, словно уменьшенная копия сердитого индюка.

- Что видел?

- Чив! Я видел Тосины часики!

- Где?! Где ты их видел?!

- На самом верху горки! Чив-чив! Они припорошены снегом, я заметил блестящий краешек! Чив! Правда, достать мне их не под силу – часики примерзли! Вот, если бы ты помог! Чив-чив!

- Куда мне? Я здесь навечно! – дядя Гоша приуныл. Ему очень хотелось достать часики и вернуть их Тосе, но стоя на одном месте это не возможно. Ну, почему он не умеет ходить?!

 

К ночи поднялась сильная метель. Тучи ледяного снега проносились над землей, больно хлестая по лицу запоздалых прохожих. Из-за непогоды гуляний в этот раз не было.

 

В самый разгар вьюги дядя Гоша услышал незнакомый женский голос:

- Отчего грустишь снеговик?! Скучно тебе одному?

- Кто ты и почему спрашиваешь?!

- Я рождественская метель! Сегодня волшебная ночь, в которую исполняются самые заветные желания! Попроси – все сбудется!

- Тогда дай мне способность ходить! – ни секунды не сомневаясь, ответил дядя Гоша.

- Это желание легко осуществимо, только будь осторожен – твое тело слишком хрупкое и если упадешь, то уже не поднимешься!

- Спасибо, метелица, я это запомню! – не успел снеговик произнести эти слова, как вьюга стихла, воцарилась спокойная, безветренная погода. И чудо – снеговик пошел! Он двигался медленно, вперевалочку, будто у него на самом деле выросли ноги. До ледяной горки было не далеко – если идти прямо через пруд. Путь в обход занимал гораздо больше времени. Для снежного истукана, делающего первые шаги, даже короткая дорога казалась бесконечно длинной. Шаг за шагом дядя Гоша добрался до раскатанного льда паркового пруда, поскользнулся и чуть не упал. Много опасностей поджидает при ходьбе! Но его уже было не остановить – впереди маячила горка. Толстый лед на пруду оказался совершенно прозрачным и несколько крупных рыб с любопытством наблюдали за странным снежным человечком. Его появление здесь было настолько необычным, что с каждым шагом сопровождать дядю Гошу, собиралось все больше и больше рыб – от вертлявых мальков и красноперых окуней до степенных пучеглазых карпов и зубастых щук. Лед иногда потрескивал, но не проваливался.

 

Наконец, снеговик достиг противоположного берега. Теперь предстояло самое трудное – взобраться на вершину горки. Для удобства детворы на ее ледяном склоне, заботливые дворники вырезали десять ступенек. Мальчишки и девчонки взлетали по ним в один миг, но неуклюжему снеговику восхождение давалось с великим трудом. Поднявшись на очередную ступеньку, он подолгу на ней стоял, собираясь с силами для следующего шага.

 

И вот цель была достигнута – дядя Гоша оказался на верхушке горки. Где же часики? Шустрик говорил, что они чуть выглядывали из-под снега, но это было днем — с того времени прошла метель и все кругом занесло еще сильнее. Снеговик приступил к поискам. Он разгребал снег своими руками-ветками, твердо решив не уходить от сюда, пока не отыщет часики. С завидным упорством дядя Гоша пядь за пядью обследовал горку. Вдруг, под рукой что-то блеснуло. Какая удача – через минуту снеговик держал перед собой позолоченные часы, те самые, Тосины! «Вот она обрадуется! Завтра же, нет уже сегодня, он отдаст их девочке! Он наденет часики себе на руку, а Тося придет, увидит, и … Дядя Гоша так разволновался, что забыл об осторожности. Он покачнулся, потерял равновесие и кубарем скатился вниз.

Утром Тося подошла к окну. С высоты седьмого этажа парк был словно на ладони: аллеи, каток, горка, деревья. «Надо же сколько за ночь снегу намело!» — подумала она, — «Как там дядя Гоша?» Тося перевела взгляд, на то место где стоял снеговик, но оно оказалось пустым. Ни секунды не раздумывая, девочка бросилась в коридор. Кое-как одевшись, она выскочила за дверь.

 

- Тося, ты куда?! Стой! А позавтракать?! – только и успела прокричать ей вслед мама. Тося ничего не видела и не слышала. На ходу застегивая непослушные пуговицы пальто, она бежала что есть сил через сугробы. Ей не показалось – дяди Гоши не было, только странный след похожий на борозду санок тянулся в сторону пруда. Девочка пошла по этому следу… У подножия горки она обнаружила разбросанные снежные комья, нос — морковку, пуговицы, шляпу и шарф – все что осталось от дяди Гоши. Это была уже вторая ее серьезная потеря за последние дни. Тося присела на корточки и зарыдала. Сквозь слезы она не сразу смогла разглядеть торчащую из сугроба веточку, еще вчера бывшую рукой дяди Гоши. На этой веточке (девочка не верила своим глазам) висели позолоченные часики, потерянный подарок папы. Будь на ее месте взрослый человек или ребенок постарше, то он наверняка подыскал бы случившемуся, какое-нибудь логичное объяснение, но восьмилетняя девочка верила в чудеса и сказки, поэтому тотчас поняла, что произошло на самом деле. «Дядя Гоша покинул свое место ради нее, чтобы найти потерянные часы. Он нашел часы и сам при этом пострадал, развалился на части. Бедный, добрый дядя Гоша!» — от этих мыслей слезы с новой силой потекли из глаз.

 

Не известно, сколько времени проплакала бы девочка, если бы в нее не угодил снежок, брошенный озорной рукой — это четверо мальчишек лет десяти – двенадцати устроили рядом «перестрелку».

 

- Извини, девочка, мы в тебя случайно попали! – подбежал к ней один из мальчуганов, — Ой, а что ты плачешь? Из-за снежка?

-Не-е-ет – всхлипывая, ответила Тося.

- Тогда что у тебя случилось? – остальные его друзья уже тоже стояли рядом.

- С-с-снеговика жалко!

- Снеговика?! – мальчишки переглянулись, — Не плачь, мы сейчас его починим!

-А ну ка, ребята! – с этими словами они весело взялись за работу: скатали новые снежные комья, водрузили их друг на друга, вставили на прежнее место веточки, пуговицы и морковку. Не прошло и пятнадцати минут, как дядя Гоша целый и невредимый вновь стоял возле горки.

- Спасибо, мальчики! – улыбаясь сквозь слезы, Тося надела на снеговика шляпу и повязала шарф.

- Не за что! Не плачь больше! – вооружившись снежками, мальчишки, уже мчались догонять друг дружку.

Увидев возрожденного дядю Гошу, прилетели несколько пташек, среди которых был и Шустрик.

 

-Чив! Привет, снеговик! Чив-чив! Как чувствуешь себя?

- Отлично! Я как- будто помолодел! – гордо ответил дядя Гоша, в то время. Как Тося заканчивала его приукрашать.

 

- Спасибо, милый, милый дядя Гоша, за мои часики! – улыбаясь, сказала девочка. От этих слов ледяное сердце снеговика забилось сильнее и стало горячим, ведь добрые дела и искренняя благодарность могут растопить самые холодные сердца.

А через несколько дней на руках у дяди Гоши появились маленькие варежки, специально для него связанных девочкой. Шустрик тоже не остался без награды – Тося устроила ему и другим птахам настоящий пир из отборной крупы и семечек.

Поэтому, если верить сильно-сильно, чудеса всегда сбываются! Только нужно научиться их замечать!..

Стихоплет.ру

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Если вам приглянулся стих и вы решили его разместить у себя на страничке или использовать в дальнейшем в конкурсах, уроках, тематических вечерах, указывайте пожалуйста авторство и ссылку на сайт. Это не сложно и не будет считаться воровством.
Рейтинг@Mail.ru Каталог webplus.info
Яндекс.Метрика